Рэй Битар признал свою вину и ждет пересадки сердца

После ареста в июле 2012-го года Рэй Битар (бывший руководитель Full Tilt Poker) наконец признал себя виновным в предъявленных ему обвинениях в деле «Чёрной пятницы».

По закону Битару «полагается» тюремное заключение сроком 35 лет (напомним, Битару сейчас уже 40, так что срок практически пожизненный). Однако дело принимает несколько другой оборот в связи с тяжелым заболеванием обвиняемого. Как оказалось (и это подтверждено адвокатом Рэя Битара Джеком Бафманом документально), у бывшего директора Full Tilt неизлечимое заболевание сердца - сердечная недостаточность 4-й степени, и ему для спасения жизни требуется срочная операция по пересадке донорского органа. Без подобной операции, по заключению врачей, вряд ли Битар проживет еще хотя бы год…

На сегодняшний день Рэй Битар отпущен под залог, а его адвокат обсуждает с обвинителями возможные условия сделки с тем, чтобы больной не отбывал срок в тюрьме, а готовился к пересадке сердца (что в условиях содержания в камере проблематично).

Согласно предварительной договоренности, Рэй Битар признаёт свою вину по всем обвинениям, а почти все его имущество и активы (около $40 миллионов) поступают в «казну».

Защита Битара просит судью Лоретту Преска позволить ему участвовать в процессе непосредственно из Калифорнии, не приезжая в Нью-Йорк (с помощью онлайн-связи), так как поездки и любые перемещения для больного опасны (больные с 4-й степенью сердечной недостаточности с трудом переносят физические нагрузки, поскольку симптомы болезни сильно проявляются даже в состоянии покоя).

Хотя по закону между слушанием дела и постановлением суда должен пройти 90-дневный период, в связи с болезнью обвиняемого судья может провести слушания и вынести постановление за один день.

Скорее всего, если старший судья Лоретта Преска примет условия защиты обвиняемого, в тюрьму бывший глава Full Tilt Poker не попадёт и будет готовиться к сложной операции в Калифорнии. По крайней мере, представитель обвинения заявил, что оспаривать решение судьи, каким бы оно ни было, он не станет.